ИНФОРМАЦИОННЫЙ ЦЕНТР
"Живая Арктика"

Роман Кравченко-Бережной

Я ЛЮБЛЮ ЭТОТ КРАЙ


Мы сидим у костра. За бескрайним озером на фоне чистого холодного неба четко вырисовываются контуры горного массива.
В расселинах снег. Лето холодное, и этот снег дождется нового пополнения.
Уже август, и он не за горами... А там - еще одна северная зима. Которая же это по счету?
О зиме думать не хочется.
Когда отправлялся работать на далекий Север, думал, что это ненадолго. На три года. От силы - на пять лет.
Полагал, что Север - место твоей работы, но дом твой - на Юге. А потом вдруг обнаруживается, что ты уже ветеран.. Ветеран Севера.
А на своем Юге - лишь дорогой и редкий гость. Ты продолжаешь утешать себя мыслью: вот выйду на пенсию - уеду домой, к теплу, к зелени.
Но постепенно выясняется, что в родных местах - чужая поликлиника с во-о-от такими очередищами.
А на Севере - родной врач, который знает все о твоем давлении, твоей кардиограмме и о желудочном соке. Выясняется, что жара тебе противопоказана...
Тебе уже давно известно, что у наших соседей- скандинавов самая высокая в мире заболеваемость сердечно-сосудистой системы. Но ты предпочитаешь не делать обобщений. (Хотя накапливать факты и делать обобщения, вообще говоря, твоя профессия: ты научный работник.) Ты утешаешь себя тем, что граница на замке.
Да... ты остаешься северянином до последних дней своих. Остаешься им, даже уехав-таки с Севера. Живешь, к примеру, в солнечном и изобильном Краснодаре, копаешься в винограднике и каждый свой рассказ начинаешь словами: <А вот у нас на Севере...> И отправляешь посылки своим детям - коренным северянам.
Ты остаешься северянином, как моряк остается моряком. Но это будет потом.
Я привязан к этой северной земле.
Я здесь пятый десяток лет.
Здесь появились на свет Дарья и Василий.
Когда, вернувшись из дальних странствий, благодаришь стюардессу и на трапе делаешь вдох, ощущение такое, будто пьешь прохладную и чистую воду.
Бывая на юге, я не устаю демонстрировать свои северные цветные диапозитивы, слайды по-нынешнему. Они неизменно вызывают восхищение зрителей чистотой и яркостью красок, четкостью контуров, ясностью горизонта. Зрители взахлеб воспевают мое мастерство. Я скромно опускаю ресницы...
Один из поклонников моего таланта, заядлый фотолюбитель, разволновался однажды до такой степени, что осенью приехал к нам в гости <увидеть эту красоту собственными глазами>.
Выйдя из самолета и оглядевшись, он, вместо приветствия, воскликнул обиженно:
- Слушай! Да здесь любой сапожник получит отличные снимки при такой-то прозрачности воздуха? А ты нам голову морочил...
Наш город приобретает особенную привлекательность осенью, когда пройдут уже субботники по уборке и субботники по озеленению, когда считанные недели, а то и дни остаются до первого снега.
Горят желтизной и пурпуром осинки в скверах, багрянеет рябина, роняют золотистый лист белоствольные березки.
Когда-то проблему озеленения на Севере решали просто: клумбу на площади засевали овсом. Под скуповатым солнцем овсы, конечно, не созревали, но зеленели вовсю. До самого снегопада. Нынче этот злак вытеснен разнообразными цветами, и народ постепенно привыкает относиться к ним бережно: очень уж нелегко им здесь приживаться.
Но приживаются. И цветы, и люди.
А что касается красивых девушек вообще, то я наблюдаю странное явление: их становится все больше.
С каждым годом - все больше. Совершенно необъяснимый феномен.
В чем суть привязанности к Северу? Я давно задаюсь этим вопросом, а четкого, до конца продуманного ответа нет.
Южане - за нас - отвечают просто: <Рубль держит>.
Нет, здесь держит нас, в основном, иное. Сознание, что рубль выплачивается государством за вполне определенное дело и в соответствии с определенными природными условиями. Что он честно заработан. А это приятно.
Чувство причастности к ошеломляющему развитию края: не всякий может похвастать, что знает этот город со стотысячным населением с этого вот первого дома. Отчетливое чувство преемственности: все, что здесь было, происходило недавно.
Не так давно эта земля была названа краем непуганых птиц. И птицы стали пугаными уже на наших глазах. Появились основательные, добротные города, стрелы автодорог, сталь и медь высоковольтных линий. И все это если не на наших глазах, то почти.
Мы если и не основатели, то первопродолжатели. И это приятно.
Человек должен гордиться своей ролью в обществе - вот в чем соль.
В данном случае основанием для такой гордости является, помимо труда, еще и сам факт пребывания на Севере. Пусть несильное, но постоянное <испытание на прочность>.
Когда сосед по купе задает стандартный вопрос: <А вы откуда?>, приятно ответить: <С Севера>.
Я люблю этот край.


Рекламные ссылки: гармонь тульскую купить в москве