ИНФОРМАЦИОННЫЙ ЦЕНТР
"Живая Арктика"

Валерий Берлин, г. Апатиты

Зачем нам новая АЭС ?


 

Давно и настойчиво нам внушается мысль о необходимости строительства Кольской АЭС-2. Внушение это идет, разумеется, от атомных энергетиков. Без серьезных на то доводов они утверждают, что скоро на Мурмане грядет энергетический бум и нужно торопиться со строительством новой АЭС. В вышедшей в 1997 году книге Алексея Яблокова «Атомная мифология» есть замечательный эпиграф от Зенона из Китиона, жившего за 300 лет до н.э. - «Ум нужен человеку, чтобы сделать невозможное, разум -- чтобы определить, нужно ли это делать вообще».

 

«Атомные бомбы, дающие электричество,» — так, с легкой руки академика Петра Капицы, стали называть наши АЭС. И для этого есть веские основания. Лишь по счастливой случайности у нас после Чернобыля не произошло новых крупных катастроф.

Однако состояние, близкое к катастрофическому, имело место не раз. В том числе и на Кольской АЭС. Так было в феврале 1993 г., когда в результате разрыва линий электропередач, идущих от станции, из-за очередной арктической пурги чуть было ни случилась та самая максимальная запроектная авария. После отключения потребителей из-за аварии в энергосистеме нагрузка АЭС автоматически снизилась, начались опасные перепады давления в активной зоне реакторов, сбои работы циркуляционных насосов, резервные дизель-генераторы запускались беспорядочно и в конце концов вышли из строя... Не были ли мы всего в получасе от второго Чернобыля? И даже, будь на станции специалисты самого высокого класса, ведь не бесконечно же им будет везти.

Ситуацию усугубляет и тот факт, что подавляющее большинство отечественных АЭС (в том числе и Кольская АЭС) построено без колпаков безопасности. Добавим к этому и существенно худшее качество их строительства. Лишь в 1989 г. стал известен обществу до того «совершенно секретный» факт: на строительстве Кольской АЭС для ускорения работ в основание реактора вместо монолитной металлической была сооружена сварная пустотелая конструкция. Тогда Генеральная прокуратура СССР даже возбудила уголовное дело, а сам вопрос рассматривался на Политбюро ЦК КПСС. Сколько таких же больших и малых «усовершенствований» остались необнаруженными?

Вот цитата из  интервью академика  А.П.Александрова, президента Академии Наук (1975-1986 гг.), возглавлявшего в СССР исследования и разработки по атомной науке и технике. «...На Кольской станции был, например, такой случай, который чудом не окончился трагически. Кто-то из обслуживающего персонала... заметил, что из трубопровода идет пар. Остановили станцию. И что же? По сварному шву идет трещина. Вырезали эту задвижку и послали на исследование. Оказалось: изготовление полностью нарушено. Под сварной шов в развилку уложен железный прут, сверху, будто металл приваривали согласно технологии, замазан электродом. Шов не имел прочности. Еще немного, и авария была бы неизбежна! Я приезжал тогда на Кольскую. Станцию остановили. Пересмотрели все швы и трубы. Оказалось двенадцать задвижек с такими швами, двенадцать возможных аварий! ...Чеховский завод под Москвой делал этот злонамеренный заводской брак. Торопились, когда делали, торопились, когда принимали. На чертеже даже было написано: «Освобождается от рентгеновского контроля»... (Л.Ковалевская. «Чернобыль ДСП». Киев: Изд-во «Абрис». 1995. Стр. 42). Следствием ли описываемых событий были наиболее известные аварии на Кольской АЭС, не берусь сказать. Но тем не менее -- октябрь 1989 г.,  в трех контрольных скважинах обнаружено опасное повышение радиоактивности грунтовых вод, связанное, видимо, с утечкой из бассейна выдержки; в декабре 1991, январе и сентябре 1992 так же отмечена утечка радиации. И это на станции, которая в системе Минатома считается наиболее «благополучной».

Только в 2003-2004 годах если, (не приведи Господь) ничего не случиться, предусматривается «плановый» вывод двух первых атомных блоков ВВЭР-440. Нужно ли так долго ждать? Ведь аналогичная станция, построенная нами в Германии закрыта почти 10 лет назад, как не отвечающая требованиям безопасности. Зато на Кольскую АЭС зачастили иностранные специалисты  повышать ее долгожительство и безопасность. Почему же они у себя на родине  этим не занимаются? Наверно, экономически не выгодно? - А у нас?  Согласно нового проекта на промплощадке новой АЭС должно быть установлено 3 энергоблока ВВЭР-640. Ни одного подобного блока в природе еще не существует. Строительство первого опытного блока намечено вести в Сосновом Бору, под Петербургом (против чего, уже сегодня активно выступают местные «зеленые»). Когда будет построен этот «реактор будущего - ВВЭР-640», как его называют атомщики , когда и как пройдут его испытания - естественно, никто не знает.

Но тем не менее, проект уже запущен. И экологическую экспертизу он как будто бы прошел. Именно «как будто», поскольку Мурманский госкомитет по охране природных ресурсов записал свое негативное, особое мнение по результатам своей экспертизы на проект Кольская АЭС-2.

Знают ли обо всем этом в Госатомнадзоре? - прекрасно знают, но продолжают строить и проектирвать новые АЭС, поскольку, в случае аварии, отвечают  не они, а эксплуатирующие атомные станции - энергетики!

Подтверждением вышесказанному может служить «Секретный протокол заседания Политбюро ЦК КПСС от 3 июля 1986 года», опубликованный в книге  лауреата альтернативной Нобелевской премии «За жизнь достойную человека» Аллы Ярошинской «Философия ядерной безопасности». Предоставим слово ей. «Впервые за годы моего журналистского расследования аварии на ЧАЭС, мне в руки попал документ, не оставляющий камня на камне от всех типов наших реакторов, в том числе и «хорошего» реактора ВВЭР. Уверена: мы никогда бы о нем не узнали, если бы не август 91-го. Ведь даже сами престарелые члены Политбюро Громыко, Соломенцев возмущенно говорили на том заседании, что и они впервые слышат подобные откровения о нашем реакторостроении.

 

«Сов. Секретно. Экз. единственный. Рабочая запись. Заседание Политбюро ЦК КПСС. 3 июля 1986 года»

(...)Горбачев. Сколько было аварий?

 Брюханов. (директор Чернобыльской АЭС). В год происходит примерно 1-2 аварии. ... Мы не знали, что в 1975 году нечто подобное было на Ленинградской АЭС.

Горбачев. Произошло 104 аварии, кто несет ответственность?

Мешков (первый зам. министра среднего машиностроения СССР). Это станция не наша, а Минэнерго.

Горбачев. Что вы можете сказать о реакторе РБМК? (...) В США от такого типа реакторов отказались. Так, тов. Легасов?

Легасов. В США не разрабатывались и не использовались такие реакторы в энергетике. (...)

Мешков. Реактор испытанный. Только купола нет. Если строго выполнять регламент, то он безопасен.

Горбачев. Тогда почему же вы подписали документ, в котором говорится, что его производство нужно прекратить? (...) Вы меня удивляете. Все говорят, что этот реактор не доведен, его эксплуатация может вызвать опасность, а вы здесь защищаете честь мундира.

Мешков. Я защищаю честь атомной энергетики. (...)

Судя по стенограмме заседания Политбюро ЦК КПСС, Михаил Горбачев, юрист по образованию и Генеральный секретарь ЦК, оказался самым дотошным экспертом всех наших реакторов. (...)

Горбачев. Сколько раз вы в Госатомэнергонадзоре возвращались к проблеме этого реактора?

Кулов. (Начальник Госпроматомнадзора). За три года моей работы в такой постановке, как это делается сейчас, вопрос не слушался. Мы больше были сосредоточены на ВВЭР-1000. Их блоки менее управляемы. Не проходило года, чтобы не было аварии на ВВЭР.

Горбачев. Каково ваше мнение о заявлении Сидоренко о том, что в мире нет опыта использования реакторов типа РБМК, что наши ВВЭР и РБМК не соответствуют международным нормам и что при Международной инспекции лучше выйти на ВВЭР, чем на РБМК?

Кулов. ВВЭР обладает определенными преимуществами, но эксплуатация связана с опасностью.

Горбачев. Что же, по-вашему выходит, что и ВВЭР надо закрывать? Почему Вы не доложили, что ВВЭР нельзя строить?

Кулов. ВВЭР лучше, чем РБМК, но серия ВВЭР-1000 хуже тех, которые устанавливались на первых блоках.

Лигачев. В чем дело?

Кулов. В проектах.

Долгих. ВВЭР-1000 разработан по современным нормам?

Кулов. Да, но строящиеся ВВЭР-1000 хуже старых

(...) Майорец. (Член государственной комиссии). Реактор ВВЭР-1000 новый, он соответствует последним требованиям безопасности, но он ненадежен в эксплуатации, поскольку выходят из строя приборы...».

 

Вы что-нибудь понимаете, читатель? Если строящиеся реакторы типа ВВЭР «хуже старых», то зачем же их строят? Кто так решил и почему?

И еще об одной нерешенной проблеме нашей ядерной энергетики хочется упомянуть и которую так откровенно замалчивают атомщики. Речь идет об выводе из эксплуатации АЭС и об утилизации радиоактивных отходов.

К 2015 году во всем мире будет остановлено более 200 реакторов атомных станций. Оценка стоимости ликвидации  АЭС до «зеленой лужайки» доходит по некоторым данным до 3 млрд. долларов на один реакторный блок (Pollock, 1986), т.е. похоронить станцию будет намного дороже, чем ее построить. Стоит ли после этого рассуждать о какой-то экономической выгоде несущей нам атомной энергетикой? И если уж действительно в регионе будет ощущаться нехватка электроэнергии не лучше ли вплотную заняться освоением нефтегазовых месторождений на шельфе, строительством газопроводов, линий электропередачи, а затем и газоконденсатных ТЭЦ. Дело проверенное, да и прибыльное.

В апреле - очередная годовщина Чернобыльской  трагедии, ущерб от последствий которой сегодня оценивается в 650 млрд. долларов США. А вот, во что в конечном итоге  нам  обойдется  строительство  новой  Кольской АЭС-2,  вопрос, на который пока никто не может дать определенного ответа.

 

Due to location of numbers of nuclear energy facilities , Murmansk region is considered as a unique area in the world. On the territory of Murmansk region since 1958 is based the largest nuclear Navy and since 1959 - the only one in the world Civil Nuclear Icebreaker Fleet. The Kola Nuclear Power Plant was put into operation since 1972. It was conducted on Kola peninsula low powered underground explosions for needs of mining industry. Since 1964 is functioning the depository of radiation sources from enterprises of Northern region. In some areas of Kola peninsula the content of original radioactive elements in soil is exceeding the average rates.
In first years it was a need to investigate radioactive pollution of territory in the region, because in addition to its own radioactive sources up to 1988 nuclear weapon tests were conducted on Archipelago Novaya Zemlya, and in 1986 it was Chernobyl accident.

 

               

 



Рекламные ссылки: На www.rbprint.com druki z laminowaniem.