ИНФОРМАЦИОННЫЙ ЦЕНТР
"Живая Арктика"

Дмитрий Аксенов, Ирина Зайцева.

Зеленый пояс Фенноскандии

 

Деятельность московских природоохранных неправительственных организаций на Кольском ведет свое начало с 1991 года, когда по приглашению администрации Кандалакшского районного природного парка Дружина охраны природы Биологического факультета МГУ проводила экспедиции в Кандалакшские, Колвицкие и Йолга-тундры. Вначале, совместно с администрацией Парка, была поставлена довольно скромная задача: выделить на его территории наиболее ценные природные объекты, с тем, чтобы в дальнейшем они стали заповедными ядрами парка. Однако уже в 1992 году стало понятно, что до реального создания Кандалакшского природного парка еще далеко, и его статус не может защитить выявленные объекты. В частности, территории Колвицкого заказника угрожала вырубка. Поэтому мы решили взяться за придание законного статуса охраняемых территорий тому, что считали действительно ценным. На этом этапе в работе начал участвовать Центр охраны дикой природы, на первых порах помощь оказало и Министерство экологии. Были созданы и согласованы документы на Колвицкий государственный природный заказник, памятник природы «Ущелье Ботаническое». ЦОДП также участвовал в разработке Положения о заказнике «Кутса».

 

Уже тогда стало понятно, что необходим анализ потенциально ценных природных территорий по всему полуострову. В 1993-1999 гг. проведен анализ лесотаксационных материалов и карт, выявлены потенциально ценные, старые леса. На более южных территориях, где развито или было развито подсечно-огневое земледелие, даже двухсотлетние леса могут оказаться вторичными. К счастью, на Кольском все проще: если леса не рубились в последние 2 века, они скорее всего не подвергались массовым вырубкам вообще. До этого времени могли вести лишь отдельные выборочные рубки, которые не изменяют экосистему радикально. Что касается вероятных пожаров, то они также относятся к естественным «запланированным природой» нарушениям. Вот почему большинство «старых» лесов на Кольском полуострове в то же время можно отнести к ценной категории «старовозрастных» и даже «девственных». Почему же в Мурманской области мы сосредоточились прежде всего на лесах и использовали для первичного анализа лесные карты?

 

Во-первых, именно на лесных территориях дружинам и Центру охраны дикой природы доводилось работать в других регионах, накоплен опыт, и в ряде областей он был очень успешным, созданы заказники, природные парки. Во-вторых, лесов достаточно много на полуострове, они покрывают более половины его площади и играют большую экологическую роль. В то же время, по нашему убеждению, леса являются самым угрожаемым сообществом на Кольском. Третий резон - даже те территории, которые лесами не являются (горные тундры, болота), в значительной части находятся на территории гослесфонда, т.е. источники информации те же самые. Если говорить корректно, мы провели анализ не «по лесам», а по территории гослесфонда - то есть всего около двух третей площади области. Безусловно, в дальнейшем потребуется анализ по тундрам как равнинным, так и горным, учитывая влияние выпаса оленей, работы геологов, а также другие антропогенные воздействия и существующие для природы опасности. Каким образом был выбран следующий объект для полевого обследования на Кольском полуострове? Район экспедиции 1994 года - массив Чильтальд и окрестности Верхнетуломского водохранилища. Мы обычно говорим, что решение о полевом обследовании было принято при анализе лесных карт. На самом деле, это не совсем так - район предварительно был выбран еще до этого, по топографическим картам, как крупная бездорожная территория, где не велись рубки и, следовательно, наибольшая вероятность сохранения девственной природы, редких видов флоры и фауны. Анализ лесных карт лишь подтвердил этот выбор: леса здесь не рубились и достигают 200-летнего возраста (на практике, массово они не рубились, скорее всего, никогда). Полевые работы подтвердили эти данные. Следующие районы - Алла-Акаярви, Медвежьи тундры, гора Кайта, Тенийоки, Кутса, Пазрецкий заказник, район к северу от Колвицкого заказника.  Все эти районы вычленены по материалам лесотаксационных карт, там также проведено обследование, подтвердившее их ценность, выявившее места обитания краснокнижных видов. В приоритеты для экспедиций не входили притундровые леса, как более защищенные своим статусом.

 

Для ряда из этих территорий перспективно включение в номинацию «Зеленый пояс Фенноскандии» Списка всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО. В эту номинацию с российской стороны должен войти ряд природных объектов (заповедники, национальные парки, заказники - включая еще не созданные, планируемые объекты) в Карелии, Ленинградской и Мурманской области. Вызывают удивление промелькнувшие в Мурманской прессе публикации (в основном со стороны работников лесного хозяйства), где «Зеленый пояс» почему-то изображается протянувшимся от государственной границы до Октябрьской железной дороги. На самом деле для Мурманской (как впрочем и для других областей) «Зеленый пояс» - это совокупность охраняемых территорий различного ранга, расположенных по обе стороны этой дороги, но по площади значительно меньше, чем огромная полоса между дорогой и границей (в которой множество уже вырубленных лесов и не ценных территорий). Конечно, существующие заповедники и заказники - также кандидаты в эту номинацию. Документы на включение в Список подает государство, то есть в данном случае Министерство экологии. У Министерства есть договоренность с Гринпис о том, что он готовит эти документы. ЦОДП также заключил договор с Гринпис о совместной работе в Мурманской области и Карелии. Включение в «Список всемирного природного и культурного наследия» достаточно престижно. ЮНЕСКО, по решению своей специальной комиссии, вносит в этот список объекты, представляющие ценность мирового значения.

 

В России до недавнего времени  были отмечены только культурные объекты: территория Московского Кремля, Кижи и другие подобного уровня. В последнее время, благодаря усилиям Гринпис и других организаций, появились в этом списке и природные жемчужины России: озеро Байкал и окрестности, «Девственные леса Коми» и несколько других территорий. Некоторые предложенные Россией объекты не были включены: отбор довольно жесткий. Внесение территории в этот список чем-то аналогично вручению Нобелевской премии. Это международная известность, престиж,  это также потенциальные деньги для функционирования территорий (конечно, гораздо проще найти средства для объекта, включенного в мировой список наследия, чем для никому в мире не известного).

 

Еще нужно отметить, что номинация «Зеленый пояс Фенноскандии» международная. Финляндия, а, возможно, и Норвегия, также планируют включение некоторых объектов на своей территории в ту же номинацию.

 



Рекламные ссылки: https://devza.ru/vzyat-dengi-v-dolg-po-pasportu-srochno