ИНФОРМАЦИОННЫЙ ЦЕНТР
"Живая Арктика"

Василий Ив. Немирович-Данченко

 

Затерянные в океане (Из книги "На далеком Севере")


 

Третий день уже носимся мы на утлом обломке ледяной глыбы по этому дикому, бесприютному морю.  Утром на океане загораются алые зори, весь неоглядный простор неизвестно откуда и куда несущихся валов обливается ровным розовым светом, а земли - ни впереди, ни позади!  Напрасно воспаленный взгляд мой приковывается к синей черте едва заметного горизонта.  Увы!  повсюду одна величавая гладь,  одно мертвое молчание, - пустыня без конца, без края. Ниже и ниже опускается солнце...  Морская даль словно дрожит и мерцает в золотисто-розовой дымке... Гаснет чистый запад: на востоке густеет и расползается тьма - шире и шире...

О, бесконечная ночь! Когда ты кончишься? Я в изнеможении закрыл глаза и забылся. В моих ушах то гудел прибой волны, набегавшей на нашу льдину, то лились какие-то загадочные звуки, словно рождавшиеся в моем мозгу. Я прислушивался к ним, стараясь отгадать их значение. То обрывки знакомых арий, то любимая моя песня, которую в иной стране и под иными небесами певали мне дорогие уста. Чья это нежная речь, чьи это глаза сияют мне знакомым грустным светом? О, ты склонилась ко мне, моя дорогая! Я снова с тобою, это твое горячее Дыхание, твои теплые, мягкие руки...

Так это был тяжелый сон. Мне снилось, моя любимая, что заброшенный на утлую льдину, я плыву на ней по бесконечному простору полярных морей... О, как я счастлив, как хорошо мне с тобою! Прижмись ко мне ближе, обойми меня, спой мне ту счастливую песню,  которую слышало наше отгоревшее под веселый смех и звонкие шутки детство. Я помню, когда в первый раз она прозвучала нам, солнце так весело светило в окна нашего домика, на твоем окне распустились красивые фуксии, за стеклами, словно осыпанная алмазною пылью,  колыхалась сирень ароматная, а там, за нею, высились стройные тополи, зеленели молодые дубки, и ярко сверкала волнистая линия говорливого потока... Помнишь - звуки рояля, эти небрежные, смутные звуки, что так глубоко проникают в душу, и вдруг эта песня светлая, счастливая, как роскошное утро золотой весны, как первые слезы любви, как первая улыбка на диво расцветшей красавицы.

- Тонем! Словно громовой раскат раздается надо мною. Я  просыпаюсь и вскакиваю.  Громадный вал чуть было не разбил ледяную глыбу. Где этот счастливый сон?.. Водяные брызги осыпали нас иззябших, продрогших. Многозвездная ночь висит и мерцает над нами, косматые гребни валов подымаются направо и налево, а впереди мириады этих гребней - и нет им конца. Да где же берег, где край этой мертвой пустыни?

- О, Господи! - слышна молитва старика. - Простри десницу твою над нами, днесь сотвори чудо и изведи нас отсюда, яко извед народ твой из Египта. Яви силу твою, Господи!

А волны все набегают, и бесконечный простор все ярче и ярче обливается светом разгоревшихся звезд. Мерно колышется наша льдина, словно убаюкивая нас перед близкой кончиною, и мы все плывем да плывем вперед, в ту непроглядную синеву, где кончается это полярное море и незаметно начинается это звёздное небо.

- Марья, голубка моя! Заедят тебя люди злые, захиреешь ты, моя бедная, за немилым! - простонал внезапно очнувшийся парень, которому снилась далекая, затерянная в тундре неисходной, родная деревня, где, словно цветок полевой, взросла его милая, далекая!..

 



Рекламные ссылки: План генеральной уборки в Казани