ИНФОРМАЦИОННЫЙ ЦЕНТР
"Живая Арктика"

Н. Теребихин, К. Чудинов.

T e r r a  I n c o g n i t a


 

Мурманский край, основная территория которого представлена Русской Лапландией на Кольским полуостровом, (128 тыс. км2), до 1920 года был дикой и пустынной территорией. Еще в 1923 году  в газетах появлялись заметки с названием "В стране колдунов", а некоторые исследователи увидели в Хибинах "пирамиды", о чем неоднократно докладывали в обществе мироведения. В частности, о культуре предков саами, говорили как о куда более древней, чем египетская.

 

Первые сведения о природе и населении Русской Лапландии дошли до нас еще с античных времен.

 

Римский историк Тацит (I век н.э.) писал, что в отличие от жителей Средней и Южной Европы обитатели Край­него Севера "не имеют ни оружия, ни лошадей, ни домов; трава их пища, шкура — одежда и земля — постель Они считают себя счастливее тех, которые вздыхают над плугом, устают при постройке домов, мучаются страхом за свое имущество и жаждою чужого добра. Не боясь ни несправедливости людей, ни гнева богов, они достигли того, что более всего трудно: им ничего не нужно желать".

 

Значительно позднее, в пору средневековья, ученый-монах Адам Бременский писал, что на севере, на берегу Норманского моря, находится страна, населенная амазон­ками. Дети у них рождаются от питья воды, а также от купцов, пленных или от разных чудовищ, которые там не редкость. У амазонок дети мужского пола — киноцефалы — уроды с собачьими головами, а дети женского пола становятся прекраснейшими из женщин. Там же обитают циклопы, имеющие один глаз во лбу; имамтойды — прыгающие на одной ноге; антропофаги — поедающие людей и многие другие чудовища.

 

Подобные же фантастические сведения об обита­телях Северной Европы сообщал датский писатель Саксон Грамматик: “Пристав к берегу, мы нашли людей необычайного роста и дев, которые делаются беременными от глотка воды... Это область вечного холода, покрытая глубокими снегами, не знако­мая с летним зноем, изобилующая лесами, дикими пло­дами и животными, не виданными в других странах". Самсон Грамматик впервые указал наименование этой загадочной области — Лаппия (Lappia).

 

И только в XV-XVI столетиях появились более или менее определенные представления о Лапландии и ее обитателях. В 1539 году в Венеции была выгравирована карта Скандинавии, составленная шведским епископом Олафом Магнусом. Его Carta Marina — крупное для своего вре­мени картографическое изображение Северной Европы — была украшена изображениями воинов и мореплавателей, охотников, рыбаков, животных и растений. На том месте, где Скандинавский полуостров образует обращенную к океану крутую дугу, ниже абриса гор, до огромного озера, каким европейские картографы считали Белое мо­ре, было написано "Биармия" и изображены крошечные человечки в остроконечных колпаках, с луками в руках. Надпись шла от Кольского полуострова к бассейну Се­верной Двины и далее к Уралу. Считалось, что эта полу­леген-дарная страна, без точных географических и полити­ческих границ, населена разными племенами, в том числе и лапландцами. "Этот народ живет без всякой хитрости, заботясь лишь о том, чтобы избежать нужды. Погоня за наживой им совсем неизвестна, и в сделках они не умеют обманывать", — писал Магнус. Оформле­ние карты включало и рисунки, отражающие основные занятия лапландцев: оленеводство, рыбную ловлю и охо­ту.

 

Но самый замечательный труд о Лапландии и ее народе,  принадлежит  упсальскому профессору Иоанну Шефферу. Написанное на латинском языке его сочинение увидело свет во Франкфурте в 1674 году.

 

По обычаям того времени, оно имело пространное название: "Лаппония или новое и вер­нейшее описание страны лопарей и самого лопарского народа, в котором излагается многое еще никому не ведо­мое о его происхождении, суевериях, колдовстве, образе жизни, обычаях, а также о природе животных и металлов, встречающихся в Лапландии с приложением подробных к тому рисунков".

 

В известной степени труд Шеффера сохранил в своем содержании отзвуки фантастических преданий и легенд, созданных невежественными и религиозными путешест­венниками и миссионерами позднего средневековья. Но вместе с тем "Лаппония" явилась первым фундамен­тальным трудом в области истории, географии и этногра­фии коренного населения Крайнего Севера Европы.

 

Изучая картографические и письменные источники средневековых авторов, Шеффер заметил, что земля ло­парей именуется в них по-разному: то Биармией, то Скрикфиннией, то Лаппонией или Лапландией. Сравнивая их положение, он пришел к выводу, что никакой страны, от­деленной от Биармии и Скрикфиннии, не существовало. Это была одна и та же страна, в старину называвшаяся скандинавскими авторами Биармией, а иностранцами — Скрикфиннией и лишь на грани XVI и XVII столетий по­лучившая наименование Лапландии.

 

Аборигенами полуострова являются саами (лопари) — не­многочисленная народность мужественных и закаленных лю­дей. Исконным занятием саамов было оленеводство, рыболовство всех видов (морское, речное, озерное) и охота на лесного и морского зверя.

 

В писцовой книге царя Алексея Михайловича на начало XVII века численность мужского лопарского населения на юго-западе Кольского полуострова составляла 186 человек. По данным 4-й ревизии (переписи) 1852 года на полуострове проживало 113 саамов, а по данным 10-й ревизии (1857-1858 гг.) — 1605 человек.

 

Богатства Кольского полуострова и его загадочная природа издавна привлекали внимание сильных и предприимчивых людей, которые самостоятельно приезжали сюда на по­стоянное поселение. Древнейшее из них — Кандалакша (ныне город) было осно­вано в XI веке. В XII—ХIII веках на Кандалакшском и Тер­ском берегах возникли еще ряд населенных пунктов: Варзуга, Умба, Порья-губа, Кузрека, Кашкаранцы, Кузомень, Чаваньга, Тетрино, Чапома и другие.

 

"Официальная христианизация" саамов началась во второй четверти XVI века и привела к "крещению" саамов и появлению в их землях православных монастырей. Сохранявшееся в XVII веке среди саамов своеобразное двоеверие пытались искоренить "экономическими" способами. Так, в конце века всем "новокрещенным" давали "два рубля государева жалованья".

 

Проникновение русских в Заполярье, в земли саамов не всегда носило мирный характер, часто "экспедиции" кончались для русских плачевно. В 1654-55 гг. русское правительство решило привлечь саамов к военной службе. Однако набрать нужного числа не удалось, т.к. саамы угрожали уходом в "Свейскую землю". Известно и о том, что, в XVII веке русские цари неоднократно издавали указы, запрещающие привоз в "лопские земли" "кабацкого питья".

 

За свою историю саамы выработали уникальные средства адаптации к суровой природной среде Арктики. Традиционная культура саамов была ориентирована на "дикую" природу, являвшуюся ее высшей ценностью. Сфера "домашнего" занимала в аксиологии саамов второстепенное положение, считалась "нечистой". Приоритет "дикого" (природа) над "домашним" (культура) отразился в различном отношении к диким и домашним оленям. Дикий олень обладал сакральным статусом. Именно из его шкуры изготовлялся шаманский бубен. В образе шамана были воплощены самые существенные характеристики культуры саамов. Для шаманистского "языка" пространства не существовало никакой иной объективной реальности, кроме реальности собственной космологии. Поэтому освоение арктического пространства саамами заключалось в наложении мифологической географии космоса на реальную географию Арктики.

 

Саамы явились творцами уникальной арктической цивилизации, но "космологическая" цивилизация так же хрупка и ранима, как и природа Арктики. Поэтому задача народов Скандинавии, Финляндии и России заключается в том, чтобы бережно сохранить традиционную культурно-природную среду жизни саамов, которая до сих пор воплощает в себе очень важный для современного мирового сообщества образ "Детства человечества".

 

По данным Всесоюзной переписи населения 1989 года в Мурманской области проживало 1944 человека, относящегося к малочисленным народам Севера, из них 1615 человек — саами.

 

Из 55 мест в Совете депутатов Ловозерского района саамам принадлежит только — 3. Это результат четкой национальной иерархии, выработанной за годы Советской власти. Наверху русские, ниже коми, а в самом низу — саамы.

 

Более половины опрошенных семей (56%) считали, что следует создавать предприятия по полной переработке продукции оленеводства, консервированию дикорастущих ягод и грибов, художественные мастерские (изготовление сувениров, шитье, вышивка, плетение, резьба по дереву и кости), предприятия других народных промыслов (производящие нарты, сани, упряжь) и другие. При этом, 68 % опрошенных саами отмечают почти полное вытеснение коренного населения из традиционных народных промыслов иностранными компаниями и приезжими из других регионов России, особенно с мест традиционного лова рыбы.

 

Владельцы 70000 оленей на Кольском полуострове не имеют организации по защите своих прав. Наибольшую опасность представляют браконьеры, которые не просто угрожают оленеводам, а стреляют в них.

 

Средняя продолжительность жизни саамских мужчин 44 года, у женщин чуть больше.

 

Вместе с тем, основная часть коренного населения не желает менять свое место жительства. Аборигены считают, что надо не уезжать, а коренным образом менять, улучшать условия жизни в родных местах.

Контакты со скандинавскими саамами оказывают большую моральную поддержку кольским саамам.

 

Ушли в прошлое лозунги "Мы одна семья. Мы имеем равные права". В результате у аборигенов появляется смелость подняться и потребовать возвращения их прав, отнятых при Советской власти.



Рекламные ссылки: лотки водосточные пластиковые с решеткой