ИНФОРМАЦИОННЫЙ ЦЕНТР
"Живая Арктика"

Зоя Брылева

История коми-ижемцев в Лапландии


 

У каждого народа своя история. Есть она и у коми.   Именно об этом говорится в одном из стихотворений коми поэта А. Некрасова. 

 

Исторические судьбы народа коми сложились своеобразно. Древняя этнолингвистическая общность возникла в Прикамье. Более 1000 лет тому назад эта общность разделилась на 2 части, из которых одна осталась на исконной территории, другая переселилась на север – в бассейн рек Вычегды и Юга.

 

Уже в конце XIV века русские источники различали Пермь Вычегодcкую и Пермь Великую на Каме. К началу XVII века за "пермским" коми населением Вычегорского края прочно установилось имя "зыряне", тогда как родственное ему население Прикамья стали называть "пермяками". Коми-зырянское население постепенно расселялось все дальше на север, осваивая бассейн Печоры с притоками Ижма и Уса.

Коми-русские отношения начали складываться еще в ХI-ХII вв. с установлением в Вычегодской Перми новгородской дани. С возникновением в XIII в. в непосредственной близости к краю Коми важнейшего опорного пункта Ростово-Суздальского княжества города Устюг коми-русские отношения становятся все более прочными и разносторонними. К примеру, такая типичная для ижемцев фамилия, как Рочев, т.е. "родом из русских" (известная еще с 1700 г.) не оставляет сомнения в том, кто положил ее начало.

 

Своеобразие смешанного по происхождению ижемского населения осложнялось тем, что в его состав вошли также ненецкие элементы. Ненецкое влияние явственно проступает в физическом облике некоторой части современных ижемцев, в их языке, в материальной и духовной культуре.

 

Переняв оленеводство у ненцев, коми усовершенствовали его и приспособили к своим условиям, так что возникло отличающееся от ненецкого ижемское оленеводство. Прежде всего коми внесли четкие сроки кочевания, время и пути движения, круглосуточную охрану от волков собаками, от рассеивания и потери оленей. При этом со стадом ходили только пастухи, остальная семья жила в селе. Был улучшен чум, усовершенствованы одежда и обувь оленевода. К примеру, у малицы шапка и рукавицы стали пришиваться к шубе, и сверху одевалась рубашка из плотной ткани.

Коми улучшили породу оленей направленной селекцией. Они вывели, например, черномастных оленей. Улучшили и хозяйственное использование оленей: развили производство замши из оленьих шкур. Все эти новшества приняли затем и ненцы.

Ограниченная емкость оленьих пастбищ, массовый падеж животных из-за эпизоотий, нехватка площадей, пригодных для дальнейшего освоения, оскудение естественных биологических ресурсов вынудили часть населения уходить на необжитые земли. Миграция населения в дореволюционной крестьянской России была распространенным явлением и вызывалась в основном экономическими причинами.

 

Не от хорошей жизни вынуждены были покинуть родные места и кочевники-коми. Часть оленеводов переселилась за Урал, в низовья Оби. Другая часть отправилась на запад, на Кольский полуостров.

 

Первыми решились отправиться на новые земли владельцы крупных оленьих стад Поликарп Рочев и Иван Терентьев. Они могли пойти на риск утраты нескольких сот оленей в трудной дороге в расчете на восстановление поголовья в последующем. Кроме них в дальний путь собрались родственники Ивана Терентьева, братья: Мартын, Арсений и Иван Терентьевы, Степан Филиппов, Федор Канев, Тимофей Чупров и ненец Ананий Хатанзей. Переселенцы тщательно готовились к поездке.

 

Осенью 1883 г. несколько тяжело нагруженных аргишей (санных обозов из 6-7 нарт), сопровождаемых многочисленным оленьим стадом, двинулись вдоль морского побережья на запад. Так началось переселение группы ижемских оленеводов на Кольский полуостров. В объединенном стаде было около 9 тысяч оленей.

 

Весной 1884 года оленеводы достигли Кандалакшского залива и уже по ненадежному льду переправились на Кольский полуостров. Зимой 1886-1887 г. они были в его центре, в древнем саамском погосте Ловозеро. Ижемцы не имели юридических оснований для поселения в пределах Кольского уезда – ни разрешения властей на переселение, ни увольнения из своего общества, ни согласия саамов на прием в их погосты.

 

Владельцы огромных стад не жалели денег на подкуп должностных лиц и спаивание саамов, чтобы добиться приговора сельских сходов на прием в члены их общества. К концу 1888 г. у чиновника по крестьянским делам Н. Макшеева скопилось несколько жалоб на то, что "стада ижемцев выбивают ягель и что ижемцы убивают лопарских оленей или уводят их в свои стада". Пока длилась бумажная волокита, коми строили себе просторные дома с надворными постройками: амбарами, сараями, банями. Иван Терентьев построил небольшой замшевый завод, открыл торговлю необходимыми товарами.

 

По Всероссийской переписи населения в начале 1897 года в Кольском уезде находилось уже 117 коми и 25 ненцев, в 1900 г. в Ловозерском приходе ижемцев имелось 70 человек мужского и 56 человек женского пола, всего 11 чумов, а самоедов (ненцев) –20 человек мужского и 16 человек женского пола, у них числилось 4 чума.

 

В ноябре 1895 года за принятие ижемцев выступил кольский лесничий И. Аувикайн, который обоснованно доказывал губернскому начальству, что в Лапландии "тундры обширны для пастьбы оленей", заселение Кольского полуострова культурными оленеводами выгодно государству и потому нет смысла изгонять их из Лапландии. Противоположное мнение высказывала "мать лопарей" – Т.И. Куковерова.

Она требовала оградить "интересы лопарей – этих мирных оленеводов, коренных жителей Кольского полуострова – от хищничества ижемцев". Недоразумения и столкновения происходили не столько "от хищничества ижемцев", сколько на почве разного ведения хозяйства и несходства обычаев.

 

Саамы по-прежнему предпочитали вольный выпас оленей, при котором животные то и дело попадали в ижемские стада. Коми при наличии клейма на ушах животного, как правило, не спорили и возвращали оленей их владельцам. Но найти своего оленя в тысячном стаде было делом весьма сложным. Ссоры из-за оленей не доходили, однако, до острых конфликтов и улаживались почти всегда без судебного вмешательства.

 

Но неприязнь саамов и русских к "хитрым ижемцам" существовала, оленеводство же вследствие прихода ижемцев не только не приходило в упадок, но напротив – процветало. Перенимая опыт оленеводов коми, саамы стали переходить к охране стад, устройству загонов и торгово-предпринимательскому скотоводству. Авторитет коми, основанный на трудолюбии и предприимчивости, заставил все же ловозерцев склонить чашу весов в пользу признания законности проживания коми в Кольском Заполярье.

 

К тому же позиции коми укрепил случай, происшедший в 1896 году. Тогда в Ловозере сгорела дотла Богоявленская церковь. Восстановить ее за свой счет взялись Поликарп Рочев и Иван Терентьев. Рочев пожертвовал 630 рублей (стоимость 100 оленей) на сооружение церкви и ее украшение, а Иван Терентьев заготовил 409 бревен и поставил просторный дом для училища. Десятилетняя борьба ижемцев за право проживания на Кольской земле завершилась победой.

 

К 1915 году ижемцы составляли в Ловозере уже абсолютное большинство: 439 коми из 690 человек всего населения. В 1917 г. на реке Поной, в 8 км выше Каменского погоста, построилась сначала одна семья ижемцев, а затем к ней присоединились еще несколько семей. Так возникло село Ивановка. В 1924 г. вырос поселок Красная Шелья, в 1925 г. – Каневка.

 

Были еще небольшие поселки Оксино и Макаровка, позднее ликвидированные. Большинство семей жили в избах русского северного типа, иногда двухэтажных, имели бани и скотные дворы с полом и водогрейкой, держали скот – овец и коров, возделывали огороды, выращивали картофель, репу, турнепс. Коми были грамотнее своих сограждан по тундре из саамов и ненцев: в 1927 г. их грамотность составляла 45%, тогда как у ненцев она не превышала 29%, а у саамов – всего 3%.

 

В начале XX века Россию сотрясали такие события, как Первая Мировая война, революции, интервенция, гражданская война, коллективизация. Они не могли не отразиться и на жизни маленьких, затерянных в тундре поселков. Какое-то время саамы и коми еще сохраняли обособленность, хотя вражды явной и острой между ними уже не было. В феврале 1929 года в Ловозерском загсе был зарегистрирован первый смешанный брак: 23-летний саам женился на 18-летней ижемке.

 

Начавшаяся в 30-е годы коллективизация объединила саамов, коми, ненцев, русских в единые коллективные хозяйства. В колхозах и совхозах создавались оленеводческие бригады, в которых работали представители всех национальностей. Языком межнационального общения был русский язык. К тому времени уже все оленеводы ездили на двухполозных косокопыльных нартах ненецкого образца, а не на кережах – однополозных, похожих на лодочку саамских санях. Коми-ненецкие малицы, тоборки, пимы были признаны более удобными и практичными и саамские мастерицы быстро освоили их изготовление.

 

В свою очередь ижемские мастерицы стали украшать некоторые изделия из меха сукном и бисером. Общая работа в колхозах и совхозах, совместное преодоление всех тягот кочевой жизни пастухов-оленеводов сблизили людей, научили понимать друг друга. Многие коми изучили саамский, саамы заговорили на коми языке.

 

Тяжелым испытанием для всех стала Великая Отечественная война. На фронт уходили все: и саамы, и коми, и ненцы. Особенно много коренных северян было в оленетранспортных отрядах, действовавших в Заполярье. А в селах, куда не доносился гул орудий, их ждали жены, матери, сестры. Всем чем могли помогали фронту: ловили рыбу, пасли оленей, выращивали картофель, чтобы обеспечивать фронт продуктами питания.

 

Саамские, русские, коми, ненецкие женщины, старики, дети – жили одной большой дружной семьей. Радость победы также стала общей для всех.

 

Естественно, в семьях говорили в основном по-русски. Оторвавшись от материнского этноса более века назад Кольская коми диаспора сумела сохранить язык, традиции, основные черты материальной и духовной культуры. Особенно полно они сохранились в селах Краснощелье и Каневка, где ижемское население более многочисленно. Однако, это касается только старшего и среднего поколений.

 

Среди молодежи практически нет пишущих и читающих на коми языке. Литературный коми язык не известен на Кольском полуострове. Разговорным языком является ижемский диалект, но его изучения в школах не было. В последние годы начали обучение младших школьников литературному коми языку, но он для них, – как иностранный. Республика Коми оказывает помощь учебниками, консультациями, подготовкой специалистов. 

 

В облике современных сел доминируют стандартные многоквартирные или двух-четырехквартирные дома. Мебель также повсеместно заменена на фабричную.

 

В некоторой степени этническое своеобразие коми жилищ сохраняется за счет бытовойтрадиционной утвари, но в ограниченном количестве.

 

В сельских домах еще можно найти деревянные ложи, сундуки, солонки, берестяные туеса, изделия из капа, корней, тканые половики и т.д. Более устойчиво сохраняются элементы верхней зимней одежды: малицы, пимы. Бурки, тапки, тоборки, совики, шапки, изготовленные из оленьих шкур. Это связано с сохранением и устойчивостью традиционной для ижемцев системы хозяйства-оленеводства. Старшее поколение женщин еще носит традиционную одежду: сарафаны, кофты, передники, кокошники, вязанные изделия с национальным орнаментом.

 

По переписи 1979 г. в Мурманской области проживало 2007 коми, в 1989 – 2167 человек. 40% из них считали коми язык родным, а 38% свободно владели русским языком.

 

Основная масса коми проживает в сельской местности. Главные проблемы коми Мурманской области можно разделить на четыре группы: экономические, политические, культурологические и экологические.

 

Оленеводство переживает острейший кризис, теряется рыбопромысловое значение многих рек и озер из-за экологических нарушений, распределения рыбных угодий иностранным фирмам и компаниям. В этих условиях необходимо сохранить и удержать хотя бы тот уровень культуры, что был достигнут в течение века, вернуть утраченное и продолжить развитие родного языка, обычаев, традиций прикладного искусства.

В 1990 году была создана Ассоциация коми-ижемцев, объединившая все ижемские диаспоры, проживающие в разных регионах России. Республика Коми пытается оказать помощь и поддержу оторванным волею судьбы от своей прародины сородичам выполнить задачи по сохранению языка, культуры и традиционных промыслов. Есть отделения Ассоциации и на Кольском полуострове.

 

Сегодня коми, как и другие жители тундры, переживают не лучшие времена. Многим из них не хватает средств даже на удовлетворение самых скромных жизненных потребностей.

 

И все же большинство с оптимизмом смотрит в будущее, надеясь, что жизненный опыт, природное спокойствие, здравый смысл и житейская мудрость помогут преодолеть все трудности и успешно решить все проблемы.

 



Рекламные ссылки: Особенности барбекю для дачи, печь барбекю классика для беседки и сада.