ИНФОРМАЦИОННЫЙ ЦЕНТР
"Живая Арктика"

ПРОШЛОЕ КАНДАЛАКШИ

Кандалакша, расположенная на восточной стороне Кандалакшского залива Белого моря, относится к числу древних северных поселений, окончательно сложившихся в результате боярской, промысловой колонизации "Господина Великого Новгорода". Любопытно остановиться немного на прошлом Кандалакши, на вопросе о времени ее возникновения как поселенной единицы Поморья. В местной церкви Иоанна Предтечи, начатой постройкой в 1786 г. и представлявшей из себя, правда, не совсем законченный (купол), но характерный памятник типичного северного деревянного зодчества, хранилась грамота епископа архангельского и холмогорского Вениамина, датированная 1780 г. В ней епископ говорит: "Благословили мы по прошению Кольского уезда с. Кандалакши священника Григория Плотникова с причетниками и прихожаны построить в том селе Кандалакша во имя Иоанна Предтечи на месте обветшалой новую деревянную церковь". Как видно из приведенного текста, существующая в настоящее время церковь должна была бы быть начата постройкой в 1780 г. (из-за недостатка средств стройка началась в 1786 г.) на месте существовавшей, но уже обветшалой церкви. Если учесть нарочито предусматриваемую крепость воздвигаемых ранее строений, особенно церковных, и качество строительного материала (мелко-слойность и смолистость северного леса), и то, что настоящая церковь к 1930 году простояла уже 140 с лишним лет и вовсе не выглядела ветхой, то можно с уверенностью сказать, что первая церковь стояла около 300 лет, будучи, следовательно, построенной, по приблизительному, но не лишенному оснований определению, в половине XVI столетия. Академик С.Ф. Платонов упоминает о Кандалакше как о населенном месте, существовавшем в 1566 г. Но еще ранее, в 1526 г., в Кандалакше был основан мужской монастырь "Кокуев", разрушенный, по преданию, шведами в 1590 г. Трудно предположить, чтобы основанию монастыря не предшествовали уже прочно сложившиеся религиозные верования. Ведь, по словам летописца, священники были посланы в Карелию в 1227 г: "Того же лета князь Ярослав Всеволодович послав крести множество карел мало не вся люди". Священники отправлялись в уже существующие населенные пункты Поморья, к числу которых нужно отнести и Кандалакшу, так как новгородцы, начавшие колонизировать край, раньше всего должны были бы основать в Кандалакше свои фактории, как наиболее удобном по своим естественным географическим условиям месте у берегов богатого сельдью залива Белого моря. Но, конечно, новгородцы не были первыми обитателями Кандалакши, если вспомнить о том, что карелы осели у берегов Ладожского и Онежского озер уже в VIII веке, откуда затем расселились по Карелии и Финляндии. Кандалакшский залив, безусловно, должен был привлечь внимание карел богатством рыбы, место же, где расположена теперь Кандалакша, в силу своего естественно географического расположения (река Нива, защищенность залива лесистыми возвышенностями и т. д), являлось наилучшим для поселения. Да и кроме того, священники посылались уже после того, как христианство было принято карелами, не нужно забывать, что новгородцы усиленно насаждали христианство уже около XI столетия. Едва ли будет ошибочным утверждение, что в XI столетии Кандалакша уже существовала как поселенный пункт. Подтверждением этому отчасти могут служить древние каменные сложения в виде лабиринта, находящегося вблизи Кандалакши (Питькулева губа), называемые местными жителями "Вавилоном".
В древности весь Ледовитый океан на север от европейских берегов, включая и Белое море, воспринимался как громадный залив, названный Гандвиком. С течением времени, однако, понятие Гандвика стало сужаться. На карте XVI века, приложенной к истории Олая Магнуса, Белое море обозначено - Grandvicus sinus. Вероятно, Олай Магнус нарочно вставил "г", желая осмыслить непонятное уже тогда "Гандвик" и связывая это название с прилагательным grandis - большой.
В отличии от Гандвика Белое море - название местное, русское. Путешественники, приезжавшие к устьям Двины, уже застали это название на месте и должны были перевести его на свой язык. На это указывает такое обозначение на карте Меркатора 1595 года: Bella more id est Album mare. Это русское имя со временем должно было вытеснить скандинавское, по мере того как торговля с Белым морем ускользала из рук норманнов. На первых порах картографы еще не знали, что делать с этими двумя названиями. Обыкновенно они помещают в самом соседстве Белого моря какое-то озеро и приписывают ему название: lacus albus. Так поступили составители Carta marina 1539 года, Олай Магнусъ в 1555 году и другие; Белое же море у них еще называется Grandvicus sinus. К концу XVII века окончательно восторжествовало уже русское название Белого моря, и мы напрасно стали бы искать на картах последующего времени Гандвик.
Однако название"Гандвик" не совсем затерялось; западную часть Белого моря и поныне называют Кандалакшской губой. Итак, Гандвик первоначально означал весь Ледовитый океан к северу от европейских берегов; потом Белое море одно время называлось Гандвиком; наконец, это имя приурочивалось к теперешней Кандалакшской губе.
Обратимся теперь к разбору самого названия. В то время, как вторая часть имени "Гандвик" означает залив, первая довольно трудно поддается точному определению. Самостоятельно слово gandr встречается всего один раз в древнесеверной литературе, где говорится о вещунье: "ее звали Гандой, чары она творила". Под ganda здесь можно понимать леших и чудища. Во всяком случай, этот корень сохранился и в немецких языках: Ganderis = чудовище-великан; Gandulfus, Candolfus = чyдoвищe-вoлк; Candosalus = черное чудовище и, наконец, просто - Cando. Сопоставляя название Гандвика с вышеприведенными словами и именами, мы вправе понимать Гандвик как Залив Чудовищ по преимуществу.
Представим себе теперь, что название "Гандвик" усваивается местными жителями. Vik="залив" будет по-фински: lahti. Что касается первой части названия Гандвика, то начальное g должно было перейти в k и из Gandvik могло получиться Kandlahti или Kandlaks.
В описании Лапландии Салингена от 1591 года уже упоминается Candelax; на английской карте 1599 года - Candalax. Кастрен постоянно пишет Candalax. Никто не будет отрицать того, что отсюда же получились современные названия Кандалакшской губы и Кандалакшского берега и, наконец, города Кандалакша.
Попробуем теперь после сделанной краткой экскурсии в историю остановиться на Кандалакше до колонизационного периода, на Кандалакше 1906-1909 гг. По зимнему пути Кандалакша была от Архангельска в расстоянии 800 верст, от Александровска - 285 и от Кеми - в 305 верстах. Сообщение зимой поддерживалось санным путем и было весьма затруднительно как из-за крайне плохих дорог, так и из-за частых вьюг и снежных заносов. Летом же сообщение поддерживалось рейсами пароходов Мурманской Коммерческой Компании. Село состояло из 100 дворов с населением в 560 душ обоего пола. Основную и преимущественную группу населения составляли русские "поморы" и карелы. Основным источником средств существования служило рыболовство, сельдяной промысел в котором занимал главенствующее положение. Наибольшее количество сельди добывалось в весенний лов, начиная примерно с последних чисел марта до конца апреля. Цифры ежегодного вылова крайне неустойчивы и подвержены значительным колебаниям. До 1906 г. из Кандалакши в течение 10 лет вывозилось до 7 тысяч 25 - 28 фунтовых бочонков (сельдянок) на сумму до 3.500 рублей ежегодно. В 1906 г. произошло повышение цен на сельдь и увеличение ее вылова. Так, за 3 года с 1906-го по 1909 г. было продано уже 75 тысяч бочонков на сумму до 75 тысяч рублей. Средний доход от рыболовства на одно хозяйство составлял до 250 рублей в год. По отношению к общей сумме доходов населения, доход от рыболовства составлял 90%. Помимо сельди в небольшом количестве вылавливалась семга, сиг, кумжа. Второстепенным занятием населения, не имеющим большого значения в бюджете хозяйства, являлись извоз, поделка тары и охота на морского и пушного зверя. Землепашеством население не занималось как из-за непригодности почвы, так и чрезвычайной краткости вегетационного периода. Посева трав не практиковалось, так же, как не применяется и в настоящее время. Сено собирали с берегов моря, рек и ручьев, примерно до 32 пудов с десятины. Из огородных культур в небольшом количестве выращивалась репа и в очень незначительном - картофель. Знание ремесел совершенно отсутствовало. Скота держалось мало, но каждый двор имел от 3 до 8 штук овец. Оленей и коров имели только немногие большие семьи. Среди крестьян значительно были распространены различные суеверия - вера в водяных, леших, заговоры, наговоры и т. д. В селе была церковноприходская, единственная школа, открытая в 1889 г. с количеством учащихся до 25 человек. Медико-санитарное обслуживание населения совершенно отсутствовали, в селе не было даже фельдшера. Сильно распространено было пьянство. Грамотность населения была настолько незначительная, что на все село находилось всего лишь несколько человек, могущих написать свою фамилию. Газеты или журналы почти не выписывались, да ими и не интересовались. Какая-либо промышленность совершенно отсутствовала. Пришлая рабочая сила тоже, своей было достаточно, - разве только во время весеннего лова была нужда, да и то небольшая. Торговля находилась в руках частных лиц, а о кооперации и понятия не имели. Такой была Кандалакша до проведения Мурманской жел. дор. Что же представляла из себя Кандалакша в 1928 году перед началом строительства Нивского каскада?
Оживив край, Мурманская железная дорога превратила Кандалакшу из типичного северного села в быстро растущий промышленный центр. В 1914 г. население Кандалакши состояло уже из 619 человек. В 1920 г. эта цифра доходит до 1438, в 1923 г. она составляет 1997, в 1926 г. - 4192, и, наконец, в 1928 г. - 4996 чел. Когда-то стоявший с северной стороны плотной стеною, лес вырублен на 2 кв. километра, и на этой площади раскинулись крепко построенные дома колонистов. Там, где когда-то были для охотников заманчивые глухариные тока, теперь все заковано в рельсы и застроено железнодорожным вокзалом, мастерскими, депо и различными дорожными сооружениями. На восточном берегу залива возвышается каменный корпус двухэтажного здания консервного завода Желрыбы, оборудованного новейшими германскими и норвежскими машинами, выпускающего до 10.000 банок консервов в день. Конец залива вплотную подходит к строениям большого лесопильного завода дороги, выпускающего в среднем два с половиной миллиона кубических футов сырья в год. 87% населения - русское, 9% - карело-финское и остальные 4% падают на прочие национальности. Средняя грамотность населения 66%.
Число дворов возросло до 370; хозяйств крестьянского (рыбацкого) типа - до 200. В 1928 г. из Кандалакши было отправлено 1.876.855 кг сельди. Основными орудиями лова являются сельдяные невода и ставные сети, причем количество последних в 1928 г. доходило до 950. Лов сельди, правда, далек от желаемого. Производится он, главным образом, во время подхода сельди к берегам и в открытых частях залива почти не применяется.
Раньше, до революции, обработка (посол) сельди производилась самими рыбаками и была весьма неудовлетворительной, в силу чего, да и из-за дороговизны транспорта, сельдь не находила большого распространения, рынками ее потребления были лишь Архангельск да Вологда.
Теперь же беломорская сельдь, прекрасная по своим вкусовым качествам, обрабатываемая в простом и килечном (применяемом Желрыбой) посоле, находит спрос на многих рынках СССР, среди которых есть такие, как Киев, Саратов, Воронеж, Рыбинск, Псков и т. д., не считая Москвы и Ленинграда, причем рынки сбыта из года в год расширяются.
Так, в 1926 г. было отгружено сельди в 42 пункта СССР, а в 1927 г. - уже в 53. Промысел морского зверя имеет в Кандалакше очень небольшое значение. За год добывается всего лишь несколько десятков нерп. Между прочим, в 1927 г. в залив зашла стая касаток, и местному охотнику-знатоку С.И. Рыльцеву удалось убить редчайший экземпляр, примерно пудов в 900 весом. Скелет касатки С.И. Рыльцевым подарен Академии наук СССР. Охота на пушного зверя имеет большое значение, в прошлом году местные организации (Госторг и Союз Охотников) заготовили ее пушнины на 12697 рублей. Сельское хозяйство развито очень слабо - луговодство преобладает над полеводством, причем только 46 хозяйств имеют доход от последнего от 10 до 20 руб., доход же остальных крайне незначителен.
Какие же экономические возможности лежат пред Кандалакшей? Здесь нужно говорить, прежде всего, о рыболовстве как об основном и главнейшем занятии населения. Богатство Кандалакши - сельдь, поэтому все внимание местных правительственных и общественных органов должно быть направлено в сторону наиболее рационального и большего ее вылова и высококачественной обработки.
Но будет ли в будущем так же стремительно продолжаться рост Кандалакши и ее хозяйства? Конечно, да, но в значительно меньшей степени, чем прежде. Об этом нужно помнить, обращая все внимание в сторону качественного улучшения нашего хозяйствования.

КАНДАЛАКША


У моря Белого, за речкой Нивою
Бывало, пел и я про жизнь счастливую.
Любимый край земли, за той ли горкою
Не раз я слезы лил от горя горького.

Ах, речка милая, крутые бережка,
Как будто дни мои бегут по камешкам.
Вода закружится, судьба заблудится,
А сердцу верится - ещё всё сбудется.

Да разве что-нибудь пропало пропадом?
Слезами сеялось, всходило опытом.
Пускай серо в окне, но сладкой сделают
Ветра суровые рябину спелую.

И будет снег кружить над Кандалакшою,
Былое ворошить, судьбу выспрашивать.
Но огоньком души, надеждой малою
Пусть за окном горит рябина алая.
Н. Колычев


Рекламные ссылки: ламинирование ресниц цена в москве