ИНФОРМАЦИОННЫЙ ЦЕНТР
"Живая Арктика"

Валерий Берлин

Летопись северных энергопроектов


 

1389 – Первое письменное упоминание о гидросило­вых установках, использующих падающую воду как источник энергии в России, – о мельницах на московских реках Яузе и Ходынке – встречается в завещании князя Дмитрия Донского. Лет через 350 водяные колеса работали чуть ли не на каждом производстве. Но для этого само предприятие должно быть около реки, что, конечно, не всегда удобно.

 

XIX века (начало) – Паровые машины составляют серьезную кон­куренцию гидравлическим. (В 1901 году на лесопильных заводах Мурмана работало 25 паровых мащин, общей мощностью в 750 л. с.) Но их использование сдерживали тран­спортные проблемы, связанные с доставкой топлива. Снова при­шлось вернуться к энергии воды. В это время многие изобретате­ли работали над созданием гидравлических двигателей. Их назва­ли гидравлическими турбинами.

 

1837 – В России плотино-строитель И.Е. Сафонов построил одну из первых гидравлических турбин, доведя в 1841 году ее КПД до 70 процентов.

 

1849 – Френсис изобрел реактивную турбину с внешним подводом воды. Активную, с ковшовыми лопастя­ми, – в 1881 году Пельтон. Эти два принципиальных вида конст­рукций турбин во множестве вариантов используются и поныне.

 

1887 – русский инженер Ф.А. Пироцкий, известный первыми в мире опы­тами по передаче электроэнергии постоянным током на Волковом поле в Петербурге в "Инженерном журнале" впервые высказал идею гидроэлектрической станции (ГЭС).

 

1888 – М.О. Доливо-Добровольский изобрел метод получения трехфазного тока. В 1891 году он смог передать напряжение в 8500 вольт на расстояние 175 километров, завоевав трехфазному току всеобщее признание.

 

1894 – 25 октября впервые за Полярным кругом на дрейфующем корабле "Фрам" начал работать ветроагрегат с генератором.

Из дневника начальника экспедиции Фритьофа Нансена: "25 октября в первый раз пустили ветряную мельницу, которая должна была снабжать нас электрическим освещением. Результат превзошел все ожидания, которые вызвала ее проба на заводе Акера.

Обе­дали с сияющими лицами при электрическом освещении, с благодар­ностью вспоминали барона Оскара Диксона, пожертвовавшего динамо-ма­шину и все приборы для электрического освещения, и выпили за его здоровье по кружке баварского пива. Пиво (баварское, бокъ-биръ и до­машнее) не переводилось у нас вплоть до Рождества, а потом уж пришлось довольствоваться лимонным соком с водой и сахаром.

Великое изобретение – электрические лампы! Какое сильное влияние имеет свет на душу каждого. Электрический свет приносит много пользы и удовольствия. Когда ветер дует со скоростью 4 – 5 метров в секунду, этого вполне до­статочно для приведения мельницы в движение, и мы называем такой ветер "мельничным ветерком". Среди безмолвного серебряного мира льдов ветряная мельница машет своими темными крылами, выделяющимися на фоне синего неба и северного сияния. Странный контраст – цивилизация, вторгшаяся в застывший мир полярных духов".

 

1895 – В.Н. Чиколев и Р.Э. Классон на реке Охте, притоке Невы, создали прообраз современных электростан­ций – Охтинскую ГЭС, состоящую из трех турбин общей мощ­ностью 350 лошадиных сил. Возможность передачи энергии трех­фазным током совершила переворот в энергетике.

 

1918 – Январь. Инженер Г.О. Графтио (известный гидротехник, впослед­ствии академик) получил задание уточнить дореволюционные про­екты Волховской ГЭС. Впервые в России равнинная многоводная река была перекрыта бетонной плотиной длиной 210 метров, поднимающей воду на 10,5 метра.

 

1918 – 3 июня  Совет Народных Комиссаров республики выделил для ВСНХ средства для проведения изысканий в районе реки Нива.

 

1920 – 22 декабря был принят план ГОЭЛРО, по которому в числе других объектов предусматривалось проектирование ГЭС на Туломе, Ковде, Кеми, Териберке, а также строительство Мурманской ТЭЦ. Суммарная их мощность оцени­валась для первой очереди в 212 тысяч киловатт, а после пуска второй – в 416 тысяч киловатт. Энергия нужна была Хибинскому руднику, железной дороге, Мурманску, портам, судостроителям, рыбным про­мыслам, производству химических удобрений, лесной промышлен­ности.

 

1929 – Изы­скатели под руководством инженера Вовкушевского предложили на порогах реки Нивы поставить три гидростанции.

 

1930 – 2 февраля представители Гипрошахта и Механобра выезжают в Хибины для окончательного выяснения вопроса о постройке электростанции.

 

1930 – 28/V. Всехимпром предлагает тресту (во изменение преж­них постановлений от 6/II и 17/V) построить временную электростанцию на 5 тыс. киловатт с окон­чанием ее оборудования на 1750 киловатт к 1/Х 30 года.

 

1930 – 23/VI. Подписан договор треста с Котлотурбиной на про­ектирование и оборудование временной электростанции в Хибинах.

 

1930 – 7/VIII. Хибины. Из письма Кондрикова – Акиту: "Сегодня самым ответственным участком работы является постройка Обогатительной фабрики и электростанции. Ни в какой мере не теряйте перспектив".

 

1930 – В июле начало работать управле­ние "Нивастрой" во главе с М.К. Степанченко. Еще через три месяца прибыли первые ра­бочие под руководством С.Ф. Сиротова (доверительно и тепло его порой называли просто Фомич, он был, по сути, первым заместителем глав­ного инженера, а позже – начальником "Княжегубстроя"). Студенты Ленинградского политехнического института, работая летом на строительстве Волховского алюминиевого комбината, часто видели поезда, иду­щие на Север, в неизвестный, загадочный край. Учебник Баранского сообщал, что летом там круглые сутки солнце, а зимой полярная ночь; говорил об оленьих упряжках, полярном сиянии, белых медведях и моржах. Очевидцы рассказывали об озерах с кристально чистой водой, о реках, из которых рыба "сама лезет в сумку".

В процессе строительства предстояло выполнить огромную ра­боту: прорыть канал длиной 4,5 километра, построить три плоти­ны, здание ГЭС, ряд других гидротехнических сооружений и посе­лок. Железную дорогу, которая проходила по стройплощадке, предстояло передвинуть. Опыта работы в Заполярье не было. С моренными грунтами прежде не встречались. Основными строительными "механизма­ми" были кирки, лопаты, тачки, грабарки да "козы" – своеобраз­ные навесные деревянные ковши и полки для переноски на пле­чах тяжелых грузов. Так перенесли сотни тонн породы и строй­материалов. В моренном грунте содержалось до 30 процентов крупных ва­лунов, о них ломались зубья и ковш единственного парового двухкубового экскаватора. Валуны откатывали в сторону и взрыва­ли. Даже грунт зимой нередко взрывали – иначе не поддавался. Но в мокрых от грунтовых вод забоях порода разжижалась, и тогда поверху настилали старые шпалы. Вручную строили дамбу, вручную же ее уплотняли трамбов­ками и бетонировали. Только укосы сооружали с помощью им­портного земснаряда "Динглер", да изготовленного на стройке земснаряда "Кире".

Вручную копали котлованы, напорный бас­сейн, отводящий канал. А грунт лопатами загружали в ковш экс­каватора. Вручную отсыпали плотину, выполняли все бетонные работы. Механизацию на строительстве головного узла составля­ли два крана, одна камнедробилка и дне бетономешалки емкостью по 500 литров. С такой "механизацией" вынули 1,6 миллиона ку­бометров моренного грунта и 142 тысячи кубометров скалы, отсы­пали 460 тысяч кубометров морены, 118 тысяч кубометров камня и уложили 73 тыс. куб. бетона.

 

1931 – В мае в поселке "Нивастроя" жило и работало уже 10 тысяч человек (в 1913 году во всей Кандалакшской волости насчитывалось всего 600 человек), был создан поселковый Совет. Колоритной фигурой был Василий Иванович Кондриков, "князь Кольский", как его в шутку называли. Он ор­ганизовал "Нивастрой", "Апатитстрой", начинал "Монченикель". В декабре 1933 года он был награжден орденом Ленина, а в 1938 – расстрелян как враг народа.

 

1931 – Декабрь. Электростанция в Хибинах имеет 3 турбогенератора, соответственно: 1500, 1750 и 3000 кВт.

 

1932 – Апрель. На строительстве Нивской гидроэлектростанции план ра­бот второго квартала опреде­лен заданием в объеме 464.860 кубометров морены, 36790 кубометров скальных работ, 144001 кубометров ряжей и 88290 кубо­метров насыпи. Второй квартал является ре­шающим кварталом для Нивского строительства.

 

Наших кузниц пылают сердца,

Электричеством полон лес...

Мы в горячем труде упорном

Строим мир, чудесней чудес.

 

Эти стихи были написаны в 1932 году. Только стопроцентное выполнение его плана могло обеспечить своев­ременный пуск станции. Физический объем работ, пре­дусмотренный планом второго квартала, вполне реален. Борьба за реализацию на строительстве 6 условий тов. Сталина, рост ударных и хозрасчетных бригад (106 % в феврале, 186 % в марте), поднятие производительности труда на этой основе, – все это, возглавленное правильным ру­ководством партийной органи­зации, должно привести запо­лярное строительство к победе.

 

1932 – Июль. Выписка из протокола заседания партбюро: "Слушали: об открытии торговли винными напитками. Постановили: считать недопустимой торговлю вином на "Нивастрое".

 

1933 – 22 марта мурманская газета сообщала: "Вчера по вине городской электростанции, выключившей ток, очередной номер "Поляр­ной правды" не вышел. Сегодня подписчики получат два номера газеты..."

 

1933 – Из заметок ветерана "Нивастроя" А.К. Сердюкова: "Электроэнергию стройке давала единственная паросиловая электростанция, работавшая на дровах. Однажды серьезные де­фекты возникли в реостате возбудителя генератора. Но остано­вить машину было невозможно – прекратится работа компрессор­ной станции, а в кессонах находились люди. Машинистом локомо­билей работал Г.И. Гуренко (позже – мастер каскада Нивских ГЭС), щитовым электромонтером – П.М. Ульянов. Они замени­ли шунтовой реостат, не останавливая генератора. Никто на стройке даже не заметил, что выполнена ювелирно тонкая опе­рация, – свет мигнул лишь на мгновение.

 

1933 – Осенью года на па­росиловой электростанции в работе остался всего один локомо­биль. Из воспоминаний О.В. Краснова: "Он пыхтел круглые сутки, его топка раскалилась так, что плавилась футеровка из огнеупорного кирпича. Но машинисты Гуренко, Белозеров, Марков, кочегар Пигуев работали... И строи­тели ценили каждый киловатт-час.  Проектирование и строительство шли почти одновременно. Гео­логические и гидрологические исследования были неполны – не успели. Это вело к изменениям в проектах. Тогда строители по­ставили вопрос о создании научно-технического совета. Проекти­рование и сооружение ГЭС на Ниве стало первым самостоятель­ным шагом инженерной молодежи на Севере. Работа была творческая, интересная. Феоктистов и Ланг сконструировали машины для бетонирования откосов канала. В мастерской их машины из­готовили, и это позволило отказаться от дорогих германских "Динглеров".

Мне, девятнадцатилетнему технику с производ-ствен­ным стажем всего в один год, дорожнику по специальности, поч­ти сразу поручили срочную работу по допроектированию пола машинного зала. А в машинном зале нижние блоки уже были уложены, даже сделаны арматурные выпуски. Под руководством Степановича мы через три недели выдали чертежи для продолже­ния работ. Ну и досталось же мне тогда от арматурщиков! Ведь я не задумывался, как они смогут всю эту арматуру поставить на место. Через много лет, работая в "Ленгидропроекте", я понял, что это результат несогласованности, специализации отделов на "основников" и "производственников...".

 

1934 – 1 апреля в недостроенном здании Нива ГЭС-2 начался монтаж генератора. Ворот не было, от улицы отделились брезен­том. Это был первый опыт установки крупного по тому времени гидроагрегата. Монтаж был выполнен за три меся­ца.

 

1934 – Апрель. Продолжается сооружение ЛЭП от Нивы до Хибиногорска и подстанция.

 

1934 – 1 июня. Перед пуском ГЭС замерз подводящий канал. Станцию пус­тили – и лед пошел на решетки. Турбина остановилась, а следом остановилась и горно-обогатительная фабрика. Решетки очищали, однако история повторялась. Тогда сделали эти решетки обогре­ваемыми. И это не помогло: когда морозы ударили посильнее, вода на подводящем канале покрылась льдом. Из-за колебаний нагрузки станции, а следом и уровня воды лед ломался и забивал решетки. Только наплавные сооружения из бревен помогли соз­дать устойчивый ледяной покров. Гидроагрегатом управляли вручную: машинист поворачивал штурвал, увеличивая или уменьшая мощность турбины, а инженер на пульте таким же способом регулировал работу генератора.

На Ниве установлены вертикальные турбины производства Ленинградского металлического завода и генераторы "Электросилы". Силовые трансформаторы изготовил Московский транс­форматорный завод имени Куйбышева.

Десятилетия показали их высокую надежность и эффективность.

 

1934 – 30 июня на Ниве вошел в строй первый агрегат. Можно представить, как это происходило. Ведь и сегодня в мо­мент пуска нельзя остаться равнодушным. Люди замирают, мол­ча смотрят на приборы: не ожила ли турбина? И как только становится понятным, что лопасти пришли в движение, раздается непроизвольное "ура!".

Пуск этого агрегата означал и электрификацию железной до­роги. Первый электровоз – он прошел 7 ноября 1935 года – ос­тановился и приветствовал строителей ГЭС длинным гудком.

Потом поезд отправился дальше на север, к Мурманску, к Ве­ресовой губе Кольского залива, туда, где и сегодня каждую весну останавливаются лебеди по пути в тундру, к местам гнездова­ния.

 

1934 – Начало строительства второй ГЭС Кольского полуострова – Нижне-Туломской. Первый ее агрегат поставлен под промышленную нагрузку 13 января 1937 года. Вначале сюда добирались только баржами по Кольскому заливу. Поэтому сначала построили две дороги. Основным транспортным сред­ством служили лошади. Потом сооружали котлован для ГЭС. Одним взрывом вынули центральную часть котлована. Это было смелое решение, ускорив­шее пуск электростанции. "Северная Швейцария", "заполярный Кисловодск" – такие эпитеты иногда добавляли газеты к названию поселка энергетиков Мурмаши, расположенному на крутых холмах рядом с Нижне-Туломской ГЭС, неподалеку от старинного поморского села Кола. Поселок и в самом деле был сказочно красив. Красные кровли из фасонной черепицы на двухэтажных зданиях лаконичного силуэта проглядывали сквозь ветки елей и сосен. Черепичные шпили на деревянной гостинице, рубленной в стиле то ли замка, то ли древнерусской церкви. Здесь выступали Утесов, Шульженко, Вертинский. А многие из зрителей (строители "Северной Швейцарии") были в те годы зеками или спецпереселенцами. Благодаря работе Нижне-Туломской ГЭС электроэнергию по­лучили не только предприятия Мурманска и прилегающие к городу районы, но и Кировская железная дорога на всем протяжении от Мурманска до Кандалакши. Одновременно сооружали линии электропередачи. Поселок Мурмаши стал энергетическим центром Заполярья.

 

1934 – 26 марта принята в эксплуатацию первая очередь Мурманской ТЭС.

 

1936 – За год турбина Мурманской ТЭС мощностью 3 тысячи киловатт выработала 20 миллионов киловатт-часов электроэнер­гии.

 

1939 – Проложены первые километры тепловых сетей Мурманска. На ТЭС установили тепло­фикационное оборудование. Шесть самых больших зданий города стали отапливать централизованно. В 1957 году станция превратилась в ТЭЦ. При этом перешли на сжигание угольной пыли. В 1969 году турбину станции списали из-за трещин в металле усталостного характера. Только раз за 50 лет работы на ней произошла авария по вине котельщика, ко­торый "перепитал" котел, и в турбину вместе с паром попала во­да. Эта турбина проработала на 15 лет дольше немецкой. Позже станцию перевели на мазут. Для ТЭЦ это было револю­цией: потребовалась большая реконструкция, убрали топливоподачу, уголь. В городе стало чисто. Благодаря умелой работе на Мурманской ТЭЦ сэкономили за 1975–1985 годы 62,4 тысячи тонн условного топлива. Мурманская ТЭЦ развивалась вместе с городом. Была построена Северная котельная, в семи­десятые годы – Южная, а в восьмидесятые – Восточная. Для комбинированного производ­ства электрической и тепловой энер­гии на станции были установлены турбо­генераторы с котельными агрегата­ми паропроизводительностью 30 и 50 т/ч.

 

К началу Великой Отечественной войны Кольская энергосисте­ма состояла только из Нивской и Нижне-Туломской ГЭС. В Мур­манске действовала ТЭЦ. Потеря чрезвычайно сложного оборудо­вания каждого из этих предприятий затруднила бы оборону. Из Наркомата электростанций пришел приказ оставить по одному агрегату на каждой ГЭС, остальные отправить на Восток. Демон­тировали и только что построенную, ни разу не работавшую ЛЭП Кандалакша–Пинозеро. Вручную сняли провода и изоляторы и по бездорожью отправили в тыл. В работе оставалась единственная крупная ЛЭП вдоль железной дороги.

Однажды бомбы повредили крышу Хибинской подстанции в Кировске, здание ТЭЦ и ЛЭП. Туда спешно отправились бригады под руководством директора районных сетей Н.Е. Колембета. С грузом инструментов и приспособлений линейщики прошли бо­лотные топи, потом работали без перерыва около двух суток и сделали все необходимое. Потом погрузились на озере Имандра на мотобот "Саам". Во время рейса были обстреляны самолетом-разведчиком, но обошлось без жертв благодаря мастерству капитана Ф.В. Пояркова и моториста П.Г. Евдокимова – они быстро заделывали пробоины.

 

1941 – Осенью на Нижне-Туломской ГЭС смонтировали по­следний агрегат, его вот-вот предстояло пустить. Все с нетерпе­нием ждали этого. Но тут пришел главный инженер ГЭС
Е.П. Штерн с приказом гидроагрегат демонтировать. Оборудо­вание отправили в Ташкент, где часть машин быстро собрали и пусти­ли в действие.

Сооружения ГЭС выкрасили под цвет воды. Времени на эту гру­стную работу было достаточно – до июня 1942 года фашисты кольские энергетические объекты не бомбили: берегли для себя. Практически весь Кольский Север значительное время снабжался электроэнергией от единственного агрегата Нижне-Туломской ГЭС.

 

1941 – В сентябре произошел первый налет немецких самолетов на Нивскую ГЭС. Бомбы падали в районе главного здания, на водоводы и повысительную подстанцию. Противовоздушную оборону состав­ляли четыре мелкокалиберные скорострельные пушки и пара пуле­метов. Одна из бомб весом 250 килограммов ударилась о каменный банкет около действующего водовода и, не разорвавшись, скольз­нула под соседний. Еще одна, тоже не сработавшая, попала в ка­нал. Бомбы извлекли, погрузили на самодельные сани и вывезли по камням и косогорам подальше от станции.

 

1941 – 26 де­кабря немцы снова бомбили Нивскую ГЭС-2. Бомба взорвалась, и часть крыши оказалась сброшенной. Оставшаяся кровля загорелась. Пылал подъемный кран машинного зала, он вышел из строя. Он был похож на зарубцевавшуюся рану,  этот сварной шов с на­плывами металла, который и сегодня хорошо виден поперек конь­ка крыши машинного зала. На следующий день радио Германии сообщило, что "на побе­режье Белого моря разрушена крупная электростанция". Главный цех был без крыши, окон и дверей, засыпан сне­гом, но электростанция продолжала выдавать энергию, ко­торой питала Кировскую железную дорогу – единственную транспортную магистраль, связывавшую Мурманск с Большой
землей.

Над гидроагрегатом соорудили из досок и толя шалаш, который прослужил в качестве производственного помещения около трех лет. От ветра и холода он защитить не мог. В пургу и в дождь вода текла на генератор и распределительное устройство, ее вытирали тряпками. Но электроснабжение дороги не прекращалось.

 

1942 – 22 июня во время налета  бомбой снесло стену и угол здания Туломской ГЭС. Была безнадежно разбита аккумуляторная батарея, но ГЭС без­действовала всего сутки. Батарею временно собрали из автомобильных аккуму­ляторов и на пульте управления продолжали ра­ботать дежурные инженеры Кульматицкий и Качалова.

 

1943 – Немцы на большой высоте многократно разведы­вали обстановку, потом решили разрушить гидросооружения и ста­ли прицельно бомбить бетонный оголовок напорного бассейна.

Один вражеский летчик пытался сбросить на ГЭС бомбу весом в 1000 килограммов, однако не смог и "разгрузился" над посел­ком энергетиков. Бомба попала в детский сад, но не взорвалась. Ее обезвредили и потом показывали детям, какие "гостинцы" го­товил Гитлер.

 Враг яростно рвался и к Кандалакше, намереваясь отрезать выход к Белому морю. Многие энергетики ушли на фронт в первые же дни войны. Ос­тальные днем работали на электростанциях, подстанциях, ремон­тировали и строили ЛЭП, а ночью в отрядах народных ополченцев с автоматами в руках охраняли подступы к энергетическим объектам.

Главный инженер А.Н. Горяев обучал малограмотных людей правилам эксплуатации и техники безопасности, составлял инструкции. Вскоре в сетях разверну­лось стахановское движение.

Энергетики недоедали, как и все. Не хватало обуви, одежды. Заводили подсобные хозяйства. Озерную рыбу выдавали по тало­нам в качестве дополнительного питания.

В чем смысл жизни? На этот вопрос академик Д.С. Лихачев несколько лет назад ответил так: "Природа создавала человека миллионы лет, давайте же уважать эту работу! Проживем жизнь с достоинством, поддерживая все созидательное и противостоя разрушительному!"

Жили по этой формуле, хотя тогда и не слы­шали о ней и нивостроевцы.

 

1944 – В октябре пришел приказ из Москвы: вернуть на Нивскую и Нижне-Туломскую ГЭС эвакуиро­ванные агрегаты. За ними отправили М.А. Саркисова. В придачу к машинам кольские энергетики получили целый вагон сушеных фруктов и первоклассных вин: "У вас там, наверно, цинга, вита­мины необходимы". Это были кагоры, портвейны – коллекционные вина массандровского НИИвиноделия "Магарач". Правда, две турбины на Тулому и одна на Ниву не вернулись – узбекские энергетики оставили их у себя в работе

 

 

1949 – 21 декабря дал промышленный ток первый агрегат Нивской ГЭС-3, а в середине 1952 года сооружение вссего Нивского каскада было завер­шено. Нивские энергетики заслужили право иметь свой музей, и он у них есть. В здании дирекции Нивского каскада отведена неболь­шая комната, в которой благодаря инициативе и душевной щед­рости многих ветеранов и ныне работающих собран богатый фак­тический материал, фотографии, вещи, ставшие документами исто­рии. Музей притягивает к себе не только гостей, но и самих энерге­тиков.

 

1950 – В апреле вошла в строй ГЭС Янискоски на реке Паз.

 

1951 – Недалеко от села Княжая Губа на территории Канда­лакшского района началось строительство Княжегубской ГЭС. Ее первая очередь вошла в строй в октябре 1955 года. По соседству с ней начал действовать еще один каскад ГЭС – Ковдинский, объединяющий Иовскую ГЭС, вступившую в строй в 1960 году, и Кумскую, давшую первый ток через два года.

Начальником постройки Княжегубского каскада был С.Г. Цесарский.

Впервые в практике заполярного гидростроительства он при­менил большой шагающий экскаватор с "Волгодонскстроя". (Впоследствии он строил Кислогубскую приливную и Серебрян­ские ГЭС). Именем С.Г. Цесарского названа улица в Мурмашах.

 

1952–1955 – Сооружена вторая ГЭС на реке Паз – Раякоски.

 

1956 – Летом в истоке Нивы прорыт двухкилометровый канал, вынуто около 600 тысяч кубометров морены. В итоге регулирующая емкость водохранилищ Нивы увеличилась вдвое, и это в пер­вый же год позволило дополнительно выработать сотни миллионов киловатт-часов электроэнергии.

 

1956 – Зимой начали строить Кировскую ГРЭС (Апатитская ТЭЦ), в 1959 году пущена в эксплуатацию ее первая очередь, а концу 1960 года вошла в строй вторая очередь. В октябре этого же года было принято решение о строительстве третьей, а затем и четвер­той очереди. Электростанция использует в качестве топлива уголь. Выдача электроэнергии в энерго­систему осуществляется по ВЛ 110 и 154кВт.

 

1960–1965 – Построены и введены Иовская, Кумская, Верхне-Туломская, Борисоглебская, Хеваскоски ГЭС, вторая оче­редь Кировской ГРЭС.

 

1967 – начало работ по сооружению Серебрянских ГЭС.

 

1986 – начало ввода в действие (1986–1987) Териберских ГЭС.

 

 

 



Рекламные ссылки: дрова спб http://dcol.ru/ . Вырабатываем электричество. Генератор сварочный цена.